Вівторок, 31.03.2020, 02:04 | Вітаю Вас Гість | Реєстрація | Вхід

Каталог статей

Головна » Статті » Літературний клуб «Друкарська братія» » Творчість членів клубу

Добірка віршів, присвячених шахтарській темі

Василь Брик



Я — шахтер.
Все пишу о шахте;
Как по солнцу тревожит грусть. 
Скажут:
— Прозой газетной
пахнет.
— Ну и пусть!
Только
верно ли
проза витает?
Те, кто в шахте
Со словом на «ты».
«Тормозки»
развернув,
читают,
В том числе, И мои стихи.

ГРОЗ-ам участка № 2

Когда время на исходе,
А наряд в пассиве дня
Лава, вроде преисподней,
Му-тор-на-я.

Силы тают повсеместно,
Нервы сводят мышцы.
Выручает пересмена
И масштабность мыслей.

Тут уж мало одной прозы.
И как аргументы,
Восседают ГРОЗ-ы в позах
В людских вагонетках.

Исчисляют грустной датой
День сквозного лентяя.
Но ведут расчет зарплаты
Четко с А до буквы Я.

Каждый чтит себя вальяжным,
Что султан турецкий.
На эстраде может каждый
Обольстить хоть Веске.

В сетку мяч
без промедленья
Мастерски отправит.
А для пущего значенья
Анекдот затравит.

Да какой! Один из тех...
В сальной упаковке.
И по штреку дружный смех
Катится вдогонку.


Булат Бутунаев


Шахтерские усмешки

Возле клетевого ствола никогда не бывает тишины. Особенно шумно и весело становится тогда, когда у ствола собираются бригады шахтеров перед спуском в шахту. Каждый старается выудить из своей памяти какой-нибудь смешной и веселый случай из личной или чьей-то другой жизни. А то и просто посмеяться незлобиво над кем-нибудь.
Так случилось и сегодня у ствола шахты «Доброполь- ская». Один из проходчиков толкает локтем соседа:
Миха!
Чего тебе?
Что-то сегодня у тебя глаза светятся по-особому!
Как это по-особому?
Будто фосфорический циферблат на часах.
Он жареного хека досыта наелся! — вставляет свое словцо третий.
А где же он хека-то взял? — раздается сразу же несколько удивленных голосов.
У него жена экспедитором работает! — выкрики¬вает кто-то. Веселый смех заглушает громкий бой элек-трического звонка,
оповестившего, что на-гора поднялась очередная клеть с шахтерами, отработавшими в ночную смену.
Теперь в клеть войдут те, кто в это утро смеялся над Михой... 


Елена Губа


Мой папа шахтер

Мой папа шахтер,
Я им очень горжусь.
Он дарит всем людям тепло.
Устал после смены
Его поддержу,
С ним вместе нам в доме светло.
Всегда в выходной,
Он играет со мной —
В конструктор, компьютер, футбол,
Смеется и шутит, веселый такой,
Всегда в выходной он со мной.
Вдруг что-то качнулось,
Земля содрогнулась,
На шахте взорвался метан.
И сердце мое от тревоги проснулось, 
Мой папа на землю упал. 
Жестокие раны
Жгли тело и руки,
Бессонные ночи, тяжелые дни... 
И папа мой выжил,
Люблю его очень, 
Он смог победить от горячей любви.
Давайте поклонимся
Низко им в ноги
За риск и за смелость,
За доблестный труд.
За преданность делу, которому служат,
А семьи всегда пусть их ждут.


Вадим Добровольский


Миллионная тонна


Меж краем неба и забоем
Свет «коногонок» спорит с мраком,
А твердь земли, как перед боем,
Пласты угля бросает на кон.

Нрав раскрывая свой не сразу,
А норовя ударить резче, 
Глубины нас пугают газом,
Плывущим медленно из трещин.

Мгновенья, сжатые веками,
Встают безмолвною стеною,
И лишь шахтерскими руками
Теряют связи с глубиною.

Поднявши души над лучами
Своих светильников неярких,
Шахтеры Родине вручают
Свои негромкие подарки.

И уголь добывая трудно,
Ребята не слывут святыми,
Но даже сам Господь подспудно
Готов снять шляпу перед ними.


Ночная смена

Глаза наших
жен,
Словно два
запотевших окна,
Где внутренний
свет
Излучают
заветные стекла. 
По нашей вине
Наша женщина
часто одна,
Когда льют дожди
И в углу
штукатурка намокла.
Сегодня мы в шахте,
А женщины наши
без сна,
Детей уложив,
Одиночество
греют в постели.
Глаза наших женщин,
Как два
запотевших окна -
Коснусь
их щекой -
Но не с той
стороны
запотели...


Александр Иванов


На шахтном дворе

Мы сидим на лавке густо —
здесь у нас назначен сбор.
Жадно курим перед спуском,
дым развеся над собой.
Приодеты — по-шахтерски.
А вверху — знакомый вид:
там канат о небо трется —
на копер, блестя, бежит.
Вдруг в необычайном вальсе
(а казалось — невесом!)
дерзкий голубь в ствол сорвался,
рухнул, смятый колесом.
Как в силке, забилась в спицах
отлетевшая душа.
Что ж ты, белый, с курса сбился?
Да куда ж ты поспешал?
Может, истово охотился?
Или, может быть, копер
ты таранил, донкихотствуя, — фантазер?
Жизнь как жизнь. Умно и глупо.
Миг ушел — уйдут лета.
Будет смирная голубка
с новым рыцарем летать.
Будет так же бегать грузно
на копер стальной канат...

Нам — на ствол. А все же — грустно.
Что ж стряслось, пернатый брат?


Григорий Заварзин


Гвардия труда


Когда меня на низ уносит клеть,
И вскоре я шагаю под землею,
Меня встречает лабиринтов сеть,
Не виданных нигде пока что мною.

Об этом не дано мне было знать...
Лиц запыленных ощущаю взоры,
Но я хотел бы должное отдать
Всем тем, чье имя гордое - шахтеры.

Хотел бы преклониться перед ними,
За честь считая руку им пожать,
Ведь на своих плечах неутомимых
Они готовы шар земной держать.

И вдруг подумал я с каким-то жаром,
(А душу бередило ним всегда),
Что этих вот людей у нас недаром
Назвали гордо гвардией труда.


Анатолий Копцов


Рукоятчица

Прокати нас с ветерком
Маша-рукоятчица.
Н.Анциферов

Чистотой надшахтный зал сияет,
Четко в пять заходит смена. Строй!
На стволе дежурит в смене Рая,
Рукоятчик-сигналист наш, свой.

Каждому у Раи есть словечко
Точное, с особенным теплом,
Екнет от которого сердечко,
Даже если с Раей незнаком.

Под землей, где труд нелегкий, сырость.
Где шахтеры мощь страны куют,
Слова Раи, как царицы милость,
Их и там, конечно, достают.

Да, щедрот ее на всех хватает,
И добра. Пусть глаз лучистых свет
И родник души - не иссякают
На десятки светлых лет

Обушок

Недавно мне бродить пришлось
по старым выработкам шахты.
Забытый кем-то обушок
лежал у стойки после вахты.

Печать заброшенности всюду:
паук на крепь забросил сеть
О битвах бывших здесь за уголь
родник лишь вечно будет петь.
 
Прошли года. Мы отшумим.
Идут другие поколенья.
Но наша жизнь — борьба и труд
не будут преданы забвенью. 


Ой, шахта-шахта

До 50-річчя шахти Білицька, 
всім поколінням шахтарів присвячено. 
«Там на шахті вугільній...» (Із пісні)
Шумлять ялини, верби та берези, —
сквер рукотворний біля АПК.
Ой, шахта-шахта! На твоїх терезах
завжди життя і доля гірника.

їх посадили, друже, ми з тобою,
їх пестували в холод і жару.
Ой, шахта-шахта! Ніби поле бою
даєш життя і долю шахтарю.

Прийду і сяду. В шумі чую шепіт...
Грім! За вугілля бувших тут боїв.
Ой, шахта-шахта! Твій сталевий невід
забрав скількох, яких богатирів!?

Вклонюся і піду. А мимо зміна
спішить у шахту, хліб собі здобуть.
Ой, шахта-шахта! Нові покоління,
дай Боже, хай щасливіше живуть.

Шумлять ялини, верби та берези
на моїй шахті, біля АПК.
І я був, шахта, на твоїх терезах.
Горжуся долею своєю, — гірника.

Копры

Стоят средь шахтного двора
Ветрам подставив в бок и спину
Два труженника, два копра.
Могучие два исполина.

Вся жизнь проходит через них:
жизнь горняка, поверхности и шахты.
Звезда и флаг венчают их,
как результат ударной вахты.

И, если крутятся шкива,
горняк увидит из далече,—
теплей на сердце: жизнь — жива!
И на душе, конечно, легче. 

* * *
Копры видны с рассветом и в закате
летящего на крыльях каждодня,
Два близнеца, копры, мои два брата,
давно родными стали для меня.

Не гнетесь Вы под ветром черной тучи, 
свежа, всегда в работе голова.
Горжусь осанкой я Вашей могучей,
прямы, как правда, а не — трын-трава.

Но главное от Вас есть польза людям.
Шахтерам Вы даете радость жить:
из шахты выдать уголь, что добудут,
другой, — людей поднять иль опустить.

И днем и ночью, в стужу, зной и ветер
вы пашете! Таков уж он ваш труд,
братья копры! Звезда из вас коль светит
то шахта и шахтеры, знать живут.

Любуюсь издали, звезды мерцаньем
в рассветной и вечерней тишине.
Толпятся рядом: грусть, воспоминанья
и не дают они покоя мне.

Поехали!..

12 апреля 1961 года Юрий Гагарин словом «Поехали!»
открыл человечеству дорогу в космос

И до сих пор гагаринское слово
«Поехали!» на шахтах все живет.
Оно есть привод, двигатель в основе
начала исполнения работ.

...Наряд, в нарядной, выдан на работы
на смену исполнителям работ.
И звеньевой, командуючий «взводом»,
«Поехали!» команду подает.

...Опять же, в раздевалке, шахтной робе...
в клети: «Поехали!» и там, и там...
...Услышит комбайнер, оглянув в оба
забой, комбайн: Всем, по местам!..

...И после смены, да и в час застолья:
«По-е-ха-ли!» объединяет враз:
По чарке! По единой! В Доброполье,
да и на Белицкой живет у нас.

Слово о механиках

Моим механикам и электрослесарям посвящаю
О механиках стихов пока что нет.
Проза жизни... проза да и только:
Если вытащил такой судьбы билет, —
день и ночь паши и в праздник. Сколько?

Пока... Пока... Да, что там говорить!?
Пока, что есть машины, механизмы, —
механики нужны. Им — вечно жить
для продолженья этой самой жизни.

* * *
Эх, судьба! Не спал. Две смены колдовал
над застывшим намертво железом.
Вдруг звонок: — Конвейер снова стал.
Стал комбайн. Бригада... И полезло...

Какие теперь: сон, борщ? — Тормозок!
И снова путь туда, в родную лаву
пешком, бегом. А мисль стучит в висок:
Как будто все исправил...

Механик — бог. И коль талант от Бога,
электрослесарь тоже, — колдуны!
Уверен. Убежден. Они лишь могут
прервать покой подземной тишины.

Вы видели механика в работе?
... Авария. Простой. Нервов — накал.
Сосредоточен. Руки... Шепчет что-то...
И оживает мертвый, в кость, металл.

Металл! Он тоже слово понимает,
воспринимает сердца жар, руки.
У тех, тяп-ляп, не оживает. Бывает
за чаркой рассуждают мужики.

* * *
Так выпьем за в соляре пальцы руки
кудесников подземных и земных,
Механиков от Бога, не от скуки.
Удачи им. О них вот этот стих.

Шахтерская родня

Ведышеву Ю.Г.
На нашей шахте даже есть киргиз!..
Основа — русские и украинцы, — класса
Шахтерского. Все вместе — «верха», «низ», 
трудящаяся, так сказать, масса. 

Татары, чуваши и «друг степей калмык»,
Азербайджанцы и грузины тоже...
Объединяет их русский язык,
украинский кто знает, владеть может.

И белорусы, и армяне есть.
И молдаване, греки и чухонцы, евреи...
Да на Белицкой, вот здесь,
пока что нет, и только лишь, — японцев.

Вся эта нац. шахтерская родня
имеет цель: трудом добыть, дать уголь
Украине и людям, для меня,
и для соседних стран, нашей округи.

...Уж пол столетия, как съехался народ
со всех концов, тогда большой Державы.
Теперь на шахте, — внуки пошли в ход, -
путь своих дедов продолжают славный. 

* * *
Смешались. Породнились и живут:
по-сердцу, по-любви, по-человечьи.
Рождаются на Белицком, вот тут!
Дай Боже, в мире, счастье жить им вечно.

Шахта

«Спят курганы темные», а мне не спится
Опять сегодня шахта мне приснилась...
Не отпускает даже ни на чуть,
На шаг меня, ее господня милость.
Проснулся. Долго я не мог уснуть.

Я, как представил ее негоразды:
ни леса, солидола даже нет
Проходчик, ГРОЗ в забой приходят,
сразу там ищут, где найти на «нет» ответ.

Директор, генерал, министр — то знают.
Помощи шахте нету много лет.
В ней — клады угля! Шахта «шкандыбает»...
А я но сплю и спать желанья нет. 


Антон Кордюков


Шахтерский труд

Горняки с зарей идут в забои
Для державы уголь добывать,
Не догадываясь, что они герои,
Ведь не каждый станет жизнью рисковать.

А шахтер рискует ежедневно,
Чтобы нам было светло, тепло.
На душе его бывает скверно,
Если в чем-то вдруг не повезло.

Но, а если ладится работа,
Дома ждет любимая семья,
Чувствуется нежная забота,
То растет производительность труда.

А еще шахтеры ценят дружбу.
Радостями делятся, бедой,
Выполнив задание как нужно,
Вместе возвращаются домой.

На Донетчине шахтерский труд почетный,
Славен ведь давно углем Донбасс
И является поистине народным
Праздник День шахтера для всех нас.


Николай Новописный


День шахтера

Прошла усталость, смыт уголек.
Звено собралось на бутылек.
Стаканов полных сомкнулся круг,
Сидят шахтеры и водку пьют.

На их ладонях следы лопат.
В любой работе им черт не брат.
Их век не долог, их тяжек труд.
Сидят шахтеры и водку пьют.

Речь лаконична — соленый мат,
Им не привычно идти назад.
Их юмор черен, их норов крут.
Сидят шахтеры и водку пьют.

Кого-то память прожгла слезой:
Не все ребята пришли домой.
Их из забоев, как с фронта ждут.
Сидят шахтеры и водку пьют.

Терпенье лопнет —встает волна.
От забастовок дрожит страна.
По два «лимона» тогда дают.
Сидят шахтеры и водку пьют.

Темнеет, братцы, домой пора.
Но не подняться, гудит братва.
И хоть им дорог семьи уют.
Сидят шахтеры и водку пьют.

Прошла усталость, смыт уголек.
Звено собралось на бутылек.
Стаканов полных сомкнулся круг,
Сидят шахтеры и водку пьют.


Анатолий Плетень


Шахтарська слава

По велінню примхливої Долі,
Із натхненням, що рухає стіни,
Серед степу, у чистому полі
Мужні люди створили картину.

То картина була особлива,
Не портрет, не садочок із Раю.
Той був витвір – справжнісіньке диво
Із сюжетом шахтарського краю.

Це не просто містечко у полі, 
Тут Історії корінь заклали.
Тут людськії вершилися Долі,
Тут народжувались, тут вмирали.

Та вмирати не є насолода
Від хвороб, чи у травмах кривавих.
Тому є для Людей нагорода:
Вічна пам'ять із вилиском Слави. 

Пролетіло століття зухвало,
Мов дівча перед хлопцем несмілим.
Люди Славу свою будували
Із завзяттям і словом, і ділом.

Розгорнулась Історії книга
Різнобарвним ряднищем кладовища.
Заморозила пам’яті крига
Літ минулих славетні видовища.

Та на цвинтарі люду є різного,
Є герої там, є там добродії.
Ще на вулицях селища слізного
Наркомани, п’яниці і злодії.

Щоби Пам'ять теплом обернулася,
Щоби Слава тих літ повернулася,
Щоби добрі діла не забулися,
Люди Серцем до Бога звернулися.

І злетіло з Небес Мудре Рішення:
Вшанувати окремо Синів своїх.
Щоб зазнали серця їхні втішення,
Нагадали нащадкам щоб Славу їх.

Обеліски із каменю чорного
До Небес повернули обличчями.
Імена вкарбувалися кожного,
Хто прославився межи сторіччями.

У святих християнських традиціях,
Православну каплицю поставили.
Щоби люди у власних амбіціях
Не грішили, а Бога щоб славили.

Не цурайтесь каплиці священної,
Помоліться до Бога Єдиного,
Попросіть в Нього долі прощенної
Як для грішного, та й безвинного!

А для себе просіть лиш розуму,
Бо його в нас бракує кожному.
Для усіх нас просіть, без роздуму
І святому щоб дав і безбожному.

Земляки мої! Міста жителі!
Славте тих, хто цього заслуговує!
Й нехай заздрять їм небожителі,
Ті, хто совість свою приховує.
 
В кого Совість для всіх відкрита,
Вас, шановні, я закликаю:
Не сидіти коло корита,
Й не казати:- Моя хата скраю.


Геннадий Романенко


Ода черному жемчугу

Великим намерением Богов
Родимой матушке Земле
Оставлен был запас нетленный:
Донбасс богат наш Угольком —
То черный жемчуг от Вселенной
За эту щедрость и тепло
Шахтеров души платят щедро
Уходят словно на войну,
Вступают смело в её недра.
Надеясь на судьбу и Бога,
Что вновь обратную дорогу
Осветит коногонки луч.
И за работой тягостной, суровой
Нельзя забыть наверх взглянуть,
Прислушаться... 
Не пробежал ли Шубин?
Предупредив в последний раз,
Шахтерские родные души. 

О, чудная романтика четвертой смены!
Не спринтеры они и не спортсмены!
Семьи кормильцы и трудяги!
Дают рекорды работяги.
Заслуги их отмечены усталостью
В суровом взгляде с черными тенями
Вы не найдете жалости.
Солдаты не в армейских касках
Комбайн забурится
И смена встанет раком
Вот б... и не опишешь в сказке
И волей Августейшей свыше
Последним летним воскресеньем,
Для воскрешенья славы вашей.
Работа доблестная ваша
Приносит благо в каждый дом
Пусть семьи Ваши Вас дождутся
И дети, жены улыбнутся
Пусть не отмечен красной датой
В календаре «отгул» ребятам
Ведь не шахтеру невдомек,
Что за чудесный праздник «Бутылек».

Сказать и спеть о шахте можно много,
Но много ли исполнено, что спето?
И все, что сказано,
Все кануло уж в «Лето»
Ну не козлы ли? Как же их назвать!?
Иль по-шахтерски вспомнить их родню
И их же мать! ? Как жаль!
Наплевать!
Но теплится надежда на заботу.
И эту трудную работу
Оценят честно и сполна
Семья одета и сыта.
И будут счастливы и дети, и жена
Для счастья ведь не много надо
Страны забота — вот награда.

Уходят смены, поколенья,
Уходят жизни, как мгновенья
Как часто вижу ваши взгляды
Старатели вселенной,
Донбасские солдаты
Пусть вам поможет Бог в работе,
Семье, в быту, в любой заботе,.
Сердца горячие
Пусть бьются ваши радостно
Любите каждый день!
Вы не нуждались в жалостях.
Судьба — профессия
В горняцком крае жить.
Вас жизнь ломает и кует.
Как сталь дамасскую,
«Калит» и снова гнет!
В горниле жизни
Закалит горняцкий дух.

Работать — рисковать!
СО — бушлатом разогнать,
Вам, как два пальца...
Не ленте лежа, с ветерком
Успеть на клеть! Домой! Святое дело.
Стране на черный жемчуг —
Гудят колени и спина
Уставшее натруженное тело.
Помыться в баньке и потом
Затиснуться бегом в «убитенькую» раму»
И смех, и грех — общественная драма.
И новый день, и новый «тормозок»,
Привычная нарядная друзья.
Работал и дерзил когда-то здесь и я.
Получку ждал и выходной,
Под утро приходил домой.
А шахты наши кормят край родной
Судьба такая! Нам не дано другой.

Крепчайте мужики!
И пусть при власти... чудаки
Всю разбазарили державу
Не доведи господь, шахтеров разозлить!
Тогда уж точно «рухнет лава»
И зная вашу дружную семью
Я чашу полную до дна за вас испью!
За тех Солдат, которые в строю
За тех шахтеров. Что в раю
За всех друзей и земляков,
За наших славных горняков
За героический Ваш Род!
За весь Донбасский наш народ!!



Нравится

Подібні новини:


Категорія: Творчість членів клубу | Додав: admin (26.08.2012)
Переглядів: 1730 | Коментарі: 1 | Теги: Добірка віршів | Рейтинг: 5.0/2
Всього коментарів: 1
0
1 dirigor   [Матеріал]
Да, Белицкому есть кем гордиться! И шахтёрской гвардией и поэтами, которые воспевают этот героический труд!

Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]